fbpx
Авигдор Либерман о расширении коалиции. Интервью

Авигдор Либерман о расширении коалиции. Интервью

  94 мандата, которыми будет располагать новая коалиция Биньямина Нетаниягу, лишает партнеров "Ликуда" возможности предъявлять ультиматумы главе правительства. Однако, как заявил NEWSru.co.il лидер партии "Наш дом Израиль", министр иностранных дел Авигдор Либерман, важнее то, что правительство сможет решать практически любые вопросы.

Наш собеседник убежден, что союз с НДИ отвечает, в первую очередь интересам "Ликуда". Он также сообщил, что если "Кадима" и получит несколько министерских портфелей, мест за столом правительства лишатся министры от "Ликуда" и "Ацмаута", а не от возглавляемой им партии.

Насколько вас застало врасплох присоединение "Кадимы" к коалиции? Сложилось впечатление, что для НДИ последние события стали неприятным сюрпризом.

Наоборот. НДИ еще до создания нынешней коалиции говорила, что мы предпочитаем в качестве основных партнеров нашей партии "Ликуд" и "Кадиму". Это позволило бы провести реформу власти и принять решения в сфере отношения государства и религии. Когда премьер-министр начал консультации с Шаулем Мофазом, то он обратился ко мне как к первому союзнику по коалиции, подчеркнув, что без моего согласия не пойдет на соглашение с "Кадимой".

И я сразу сказал, что обеими руками "за". Мы считаем, что сейчас есть мощное, стабильное большинство, которое позволяет реализовать идеи, связанные с реформой власти. Я единственный из израильских политиков говорил, что это правительство будет функционировать весь отведенный законом срок – до октября-ноября 2013. Мне никто не верил, но сегодня все убедились, что я был прав.

Присоединение "Кадимы" стало значительным политическим успехом Нетаниягу. Глава правительства, заявлявший, в том числе, и в ваш адрес, что не позволит себя шантажировать, нашел творческий выход из положения, расширив коалицию и отложив выборы. Как это повлияло на позиции НДИ?

Знаете, слова о шантаже – это добавление СМИ. Премьер никогда не говорил о том, что мы хотим его шантажировать. Кроме того, хочу подчеркнуть, что в нашем коалиционном соглашении есть две главы: одна – о реформе системы власти, вторая связана с религиозными вопросами. Три года мы вели интенсивные переговоры со всеми партнерами по коалиции, но ничего из этого не получилось. Убедившись, что ничего нельзя сделать, мы начали искать решение.

Еще в конце зимней сессии Кнессета, то есть до того, как БАГАЦ вынес свое постановление по закону Таля, мы подали наш вариант нового закона. У НДИ четкая программа, ясное мировоззрение, мы последовательны. Наша позиция остается неизменной, мы не допустим проволочек в том, что касается этого закона, не дадим превратить его принятие в пародию. Если не будет принят серьезный закон, который меняет всю эту порочную систему, мы проголосуем "против". Ведь недопустимо, чтобы тысячи молодых людей не несли ни военной, ни гражданской службы.

Получается, что то, чего НДИ не смогла добиться в течение трех лет, "Ликуд" выложил "Кадиме" на блюдечке с голубой каемочкой. Замена закона Таля, изменение системы власти – пункты вашей программы.

Я готов поступиться собственной славой. Главное, чтобы эти вещи были сделаны, а кто их запишет на свой счет – гораздо менее важно. Для обеспечения будущего нашего государства необходимы глубокие изменения, а кто припишет себе эти заслуги – дело второстепенное.

Два года назад вы говорили, что у вас в руках ключи от коалиции. В чьих руках они сейчас?

Сейчас самое важное – что есть стабильность. В нынешних условиях – взрывы и гражданская война в Сирии, война на истощение в Судане, "Хизбалла", ХАМАС, "Исламский джихад", иранская угроза – стабильность крайне важна. Международная пресса дружно отмечает, что новая коалиция внесет фактор стабильности в израильскую политику и даст нам сильные козыри на международной арене.

Тем не менее, вы лишились рычагов влияния, которые у вас были до вступления "Кадимы" в коалицию.

У нас нет рычагов влияния, но есть принципы, что куда важнее, чем рычаги. Они для нас важнее, чем нахождение в коалиции. Мы довольны тем, что входим в правительство более трех лет, довольны тем, как оно функционирует, у нас много достижений. Но держаться за кресла мы не станем. Вместе с тем, Нетаниягу понимает, что перспектива остаться в коалиции без НДИ, когда в одной стороны Эхуд Барак, а с другой – Шауль Мофаз, с электоральной точки зрения для него не самая благоприятная.

Какие задачи станут для коалиции приоритетными – внешнеполитические (Иран, Египет, мирный процесс) или внутриполитические – закон Таля, Гиват а-Ульпана, социальные протесты?

В ближайшие два месяца коалицию ждут два принципиальных экзамена, и если она с ними справится – то станет самой эффективной и самой стабильной за всю историю Израиля. Это закон Таля и Гиват а-Ульпана. Речь идет не о незаконном форпосте. Его жители были посланы государством, чтобы поселиться именно на этом холме.

Если и была ошибка – то ее совершило государство, а не эти люди, служащие в армии, работающие и платящие налоги. Государство выдало им ипотечные ссуды, государство подключило к электрической сети. Теперь оно не имеет право говорить: "В течение двух месяцев ваши дома будут разрушены, идите на все четыре стороны".

Единственное решение – это новое законодательство, которое позволит государству сказать: если эта земля нам нужна, то нужно провести экспертизу, которая определит размер денежной компенсации ее владельцам. При этом государство должно получить возможность продлить пребывание людей в домах на два-три года.

Но вы не исключаете, что дома могут быть снесены, как того требует БАГАЦ?

Я не хочу вступать в споры с БАГАЦем. Я считаю, что должно быть найдено решение, устраивающее тех, кто там проживает. Можно, конечно, выдвигать громкие лозунги, мол "позади Москва", но делать это за счет жителей Гиват а-Ульпана… Да и проблемы так не решишь. Для нас оптимальное решение – это принятие закона, в соответствии с которым земля, находящаяся в частной собственности, может быть экспроприирована, а ее владелец получит компенсацию.

Не было ли логичнее распустить существующую коалицию и создать новую, сторонником которой вы были изначально: "Ликуд"-"Кадима"-НДИ?

Сразу после выборов эмоции еще не успокоились, и лидеры "Ликуда" и "Кадимы" Биньямин Нетаниягу и Ципи Ливни были настроены непримиримо, поэтому такую коалицию создать не удалось. Но Ципи Ливни уже нет, и готовность к партнерству у обеих партий выше, чем раньше. Но неважно, что стало причиной создания новой коалиции, важно то, что она может принципиально решать любые вопросы.

Как повлияли эти события на ваше отношение к Нетаниягу и Мофазу?

Никак не повлияли. Я знаком с обоими много лет, у нас прочные отношения, иногда мы соглашаемся, иногда – нет…

Готова ли партия "Наш дом Израиль" поделиться с "Кадимой" министерскими портфелями?

Я не вижу никакой причины. В соответствии с коалиционным соглашением Шауль Мофаз становится министром без портфеля. Если у кого-то есть перебор в портфелях, то это "Ликуд" и партия "Ацмаут". Так что если "Кадима" и получит несколько министерских постов – то за их счет.

То есть министрам от НДИ можно не беспокоиться?

Абсолютно.

Что может угрожать стабильности новой коалиции?

Я не вижу никого, кто мог бы ей угрожать. У тех, кто в нее входит – ни у Гершковица, ни у Барака, ни у Мофаза, ни у Нетаниягу, – нет никакой мотивации, нет никаких причин, чтобы ее разваливать.

А "дело Либермана", которое, судя по заявлениям юридического советника правительства, вышло на финишную прямую?

Тем более. Мы всегда разделяли вопросы, лежащие в юридической и политической плоскости. Так что я не вижу причин, по которым эта коалиция может развалиться.

Беседовал Павел Вигдорчик

Подписаться на рассылку