fbpx
Время взросления

Время взросления

Жизнь неудержимо меняется, и в будущем Израилю придется все больше полагаться только на самого себя. Чем раньше он это осознает, тем лучше будет для него самого.

В статье, посвященной промежуточному соглашению между Западом (фактически – США) и Ираном, аналитический центр "Стратфор" пишет, что мы наблюдаем поворотный момент в политике Вашингтона. Америка отказывается от односторонней и безусловной поддержки своих традиционных союзников, и пытается управлять уже не прямым вмешательством, а за счет создания баланса сил в проблемных регионах. На Ближнем Востоке вместо того, чтобы бескомпромиссно, как раньше, поддерживать Израиль, Саудовскую Аравию и княжества Персидского залива, США взяли курс на сближение с Ираном, надеясь найти в нем потенциального партнера в будущем. Это не значит, подчеркивает "Стратфор", что Америка полностью отказывается от своих обязательств перед Эр-Риадом, Дубаи и Иерусалимом. Это значит лишь, что последние не могут отныне рассчитывать на безоговорочную поддержку Вашингтона. Цель такой политики – создание равновесной системы, при которой США выполняют роль посредника, а не защитника. Израиль и Саудовская Аравия остаются партнерами США – наравне, впрочем, с Турцией и Ираном, и не будут обладает изначальными преимуществами.

Эта политика вынуждает Израиль, как и арабские монархии, вырабатывать свой самостоятельный курс, не полагаясь всецело на "старшего брата", приспосабливаться к быстро меняющемуся миру, и, главное, - нести ответственность за свои действия.

Причина перемены курса, - считает "Стратфор", - в изматывающих и не слишком успешных войнах в Афганистане и Ираке, в колоссальных вложениях для "обустройства" Ближнего Востока, и в желании предоставить бурлящему региону существовать в условиях саморегуляции, не отнимая чересчур много сил и средств у супердержавы.

Сфера анализа "Стратфора" – геополитика, и именно на ней фокусирует он все свое внимание. Поэтому данный прогноз – только одна сторона реальности. Если следовать объяснению "Стратфора", то Обама должен был бы быть весьма благожелателен к армейской верхушке в Каире и безразличен к "мирному процессу". На самом деле, мы видим нечто совершенно иное. Фактически в Вашингтоне заняли сторону "Мусульманских братьев", как "демократического правительства", и с невиданным вдохновением отдались "мирному процессу".

Это выглядит нелогичным. В отношениях между Израилем и палестинцами установилось определенное равновесие, и хотя речь не идет о мире, стороны в определенной степени взаимодействуют, и, пусть пытаясь переиграть друг друга, сохраняют статус-кво – т.е., относительное спокойствие. Лихорадочные попытки подменить его формальным миром могут привести к тому, что не будет ни мира, ни спокойствия, и едва ли не последний очаг благополучия на Ближнем Востоке провалится в бездну хаоса.

Зацикленность на "мире" – явное свидетельство, что речь идет не только о выверенном холодном расчете, но пассионарной идеологии, носителям которой является Обама и стоящая за ним культурная элита: журналисты, профессура, интеллектуалы и т.д. Все это люди крайне левых взглядов, "позитивисты", верящие в то, что "палестинская проблема" – последнее препятствие на пути к всеобщему раю. Эти люди во главе с президентом считают также, что США и Запад в целом несут коллективную неизбывную вину перед Третьим миром, и поскольку именно воинствующий ислам – доминирующая сила этого мира, стремятся умиротворить мусульман: будь то "Мусульманские братья" или иранская шиитская теократия. Израиль для многих из них – наследие колониализма, европейской экспансии и высокомерия. Таким образом, к голому расчету примешивается постмодернистская идеология.

Но, есть, вероятно, и другие причины, которые не укладываются в рамки геополитического анализа. Известный американский аналитик Даниэль Пайпс полагает, что Америка... устала. Устала даже не оттого, что на протяжении целого столетия выполняла роль "мирового жандарма", несла на себе бремя лидерства и расходов во всех сражениях с тоталитарными режимами, но оттого, что за это ей воздавалось поношениями, укорами, насмешками и желчью. Америка вела "чужие" войны – за французов, скандинавов, саудовцев, турок, а страны, которых она вызволяла из беды, платили ей злословием и презрением. Американцы уговаривали арабов защищаться от Саддама, французов, немцев и шведов – от Советов, государства Юго-Восточной Азии – от Вьетнама и "красных кхмеров", словно иракские танки угрожали не богатым княжествам, а Вашингтону, а советские войска стояли не на Одере, а на Аляске. Эта неблагодарность, нечистоплотность и безответственность привели к тому, чего все так страстно добивались: "шерифу" осточертело гоняться по прериям с кольтом на перевес за всевозможными бандитами, вместо того, чтобы наслаждаться довольством и покоем в своем ранчо.

В самом деле, что получил Джордж Буш после того, как свергнул один из самых кровавых, одиозных режимов современной истории и расправился с "багдадским мясником"? Массовое осуждение прогрессивного сообщества, обвинения в "ковбойских замашках" и авантюризме.

Вьетнам вошел в историю, как символ американского империализма. Каждый интеллектуал от Парижа до Буэнос-Айроса, рок-звезда, представитель богемы, защитник прав человека чувствовал себя обязанным метнуть ком грязи в Америку и выкрикнуть "Руки прочь от Вьетнама!". И лишь потому, что Америка пыталась сдержать коммунистическую экспансию.

Трижды Америка спасала Францию – во время первой мировой, второй мировой и "холодной" войн. Результат? Трудно найти большей враждебности ко всему американскому, чем в Париже.

Весь этот комплекс причин самого разного характер породил то, что мы наблюдаем сегодня: Америка уходит с авансцены истории, пытается исправить навязанный ей "комплекс вины" и перестает видеть себя, как аванпост и защитник демократических ценностей. Она встраивается в ряды остальных западных государств, которые не желая ничего делать, занимаются морализаторством и наставляют других – Израиль, Египет, Россию, как им надлежит себя вести. Ведущая страна западного мира добровольно избрала для себя роль Бельгии или Норвегии.

Политика современной Америки может показаться близорукой, недостойной, лицемерной, но это то, что есть, и Израиль должен привыкать к новой реальности. И чем быстрее, тем лучше, так как чрезмерные иллюзии чреваты горькими разочарованиями.

Я полагаю, что именно это и имеет в ввиду Либерман, когда раз за разом повторяет, что Израиль должен принимать самостоятельные решения, нести ответственность за свои действия и свое будущее, искать новых союзников в дополнение в Вашингтону и полагаться, прежде всего, на самого себя.

Время заставляет государства, как и людей, взрослеть. До сих пор «Изя» жил в уверенности, что "Дядя Сэм" прикроет ему спину и защитит от любых нападок. Увы, скорее всего, это доброе старое время по объективным причинам проходит. «Изе» пора становится самостоятельным.

Александр Майстровой, "Вести" 

Подписаться на рассылку