fbpx
Ничего не изменилось. Я возглавляю партию и иду в общем списке под №2 – после Нетаниягу

Ничего не изменилось. Я возглавляю партию и иду в общем списке под №2 – после Нетаниягу

Интервью Авигдора Либермана радиостанции РЭКА. Ведущая – Виктория Долинская 

Глава партии НДИ Авигдор Либерман, здравствуйте! 

Добрый день! 

Сегодня впервые заседание правительства проходило без вас. Как вы себя чувствуете? 

Чувствую себя великолепно, поскольку все, буквально, министры звонили, рассказывали, советовались. Перед вашим звонком советовался министр финансов и просил встречи. Так что, я отношусь к этому как к передышке. 

Я возглавляю партию НДИ, иду в общем списке под №2 – после Нетаниягу. Я являюсь депутатом Кнессета, из которого я сейчас разговариваю с вами. 

Нетаниягу вчера сказал в интервью израильским телеканалам, что зарезервирует для меня портфель министра иностранных дел, пока не закончатся все судебные выяснения. 

Прошла неделя, но прокуратура не предъявила вам официального обвинения… 

К сожалению. Прошло больше недели. В четверг они опубликовали сообщение о том, что подают на этой неделе обвинительное заключение. Сообщили об этом спикеру парламента. Затяжка мотивируется необходимостью произвести доследования. Я стараюсь не комментировать свои мысли вслух, а буду спокойно ждать передачи в суд обвинительного заключения. У нас 30 дней до выборов, потом 42 дня до создания нового правительства. Надеюсь в эти 72 дня уложиться. 

У вас освободилось время для предвыборных дел. На чём вы сосредоточены? 

Интенсивно ведётся работа на местах. Во вторник мы готовим большую, централизованную встречу с нашими активистами. Она состоится в «Биньяней а-Ума». Будем выступать премьер-министр и я. На следующий день я уезжаю в Кармиэль. Целый день буду в друзской общине, потом выступлю в Кармиэле перед русскоязычной общиной и ивритоязычной аудиторией. На следующий день – Ашкелон, и до конца выборов предстоят интенсивный распорядок работы в течение каждой недели. Вместе с тем, я очень рад: я скучаю по этой работе – с отделениями партии, с активистами. Я много лет занимался именно партийной работой – партийным строительством в Ликуде. НДИ был создан мною с нуля, из ничего. Я рад, что сегодня есть этот тайм-аут, когда можно уделить внимание тем, кто со мной уже много-много лет. Часть активистов была со мной ещё в Ликуде, и пришли в НДИ. Будучи на посту министра иностранных дел, я не мог, практически, уделять им время. 

Будучи министром и политиком, вы не раз говорили, что Абу-Мазен не партнёр наш. Как вы прокомментируете, что сейчас Абу-Мазен, возмущённый решением Израиля строить дома на территории “Е-1”, заявил, что взвешивает возможность расформировать ПА. Хорошо ли это для нас, евреев? 

Он это взвешивает, примерно, раз в несколько месяцев. С тех пор, как он стал руководить ПА, он взвешивал это уже раз 100. Я вам гарантирую, что Абу-Мазен никогда не уйдёт в отставку, не расформирует ПА, никогда не подпишет с нами мира и никогда не будет воевать. Он просто неспособен принимать судьбоносные решения. 

А Хамас способен? 

Хамас способен. У него с Абу-Мазеном – разделение «труда»: Хамас занимается террором на земле, Абу-Мазен – террором политическим. 

Абу-Мазен поддерживал Хамас во время последней операции Израиля в Газе. Представители ФАТХа сидели на той же трибуне, где Халед Машаль, сотрясая воздух кулаками, обещал уничтожить Израиль. Они бурно ему аплодировали. В Иудее и Самарии прошёл ряд митингов с участием Хамаса и ФАТХа, когда отмечалось 25-летие Хамаса. 

С кем-то из них нам ведь придётся встречаться на переговорах? 

Нет. Там есть альтернатива. Это палестинцы, выросшие и воспитанные на Западе, где они заканчивали лучшие учебные заведения. Не хочу называть имена, но они чётко понимают, кто есть Абу-Мазен, кто такой Машаль. Они пользуются большим авторитетом среди палестинцев. Арабские страны Персидского залива, Иран переводят деньги только исламистам – Джихаду или Хамасу, а на Западе, к сожалению, бурно поддерживают Абу-Мазена, вместо того чтобы поддержать тех людей, которые являются реальными союзниками Запада. 

От кого это зависит? 

От руководства ЕС. Думаю, и в Госдепартаменте, после длительного периода движения в никуда, могли бы попытаться рассмотреть, как бы, внесистемные варианты. Мы подписали соглашение «Осло» в 93-м г., и с тех пор находимся в политическом тупике (почти 20 лет). Были попытки договориться: Эхуд Ольмерт и Ципи Ливни в Аннаполисе, Эхуд Барак в Кэмп-Дэвиде с президентом Биллом Клинтоном. И тот, и другой предлагали вернуться к границам 67 г., разделить Иерусалим, открыть вопрос о беженцах. Несмотря на всё это, сначала Арафат, потом Абу-Мазен отказались подписать соглашение. Они не готовы подписать соглашение, которое будет означать признание Израиля и отказ от каких-либо требований. Поэтому они всегда будут искать причину «почему не». 

Реальный путь – это находить партнёров в ПА, развивать палестинскую экономику.

Задержка нами перечисления средств в ПА содействует развитию их экономики?

Мы не задерживаем средства, мы забираем те деньги, которые выдали в качестве аванса. Мы выплатили ПА аванс в 700 млн. шек. в счёт поступлений от сбора налогов для ПА. Ещё 800 млн. шек. палестинцы задолжали нам за электричество, воду, медобслуживание и за др. При таком подходе Абу-Мазена у нас нет резона подставлять вторую щёку. Мы готовы многое сделать для палестинской экономики, но когда нам плюют в лицо, мы не должны говорить, что это божья роса, как это делали Ольмерт и Ливни. 

Эта тема – для более обширной беседы. Лидер партии НДИ Авигдор Либерман, спасибо вам за это интервью. 

Спасибо вам.

 

Подписаться на рассылку