fbpx
Травля по выбору

Травля по выбору

Юридический советник правительства Иегуда Вайнштейн решил отложить рассмотрение дела по содержанию резиденции премьер-министра на после выборов. Основание: это может повлиять на предвыборную кампанию. Это произошло на прошлой неделе. Несколько недель назад такое же решение и по тем же мотивам принято по поводу дела о политиках, подозреваемых в коррупции.

Щадящий режим в выборочной версии

Логично? Логично! Этично? Более чем. Напомним, среди подозреваемых в коррупции – известные деятели "Ликуда" и ШАС. Фигурируют имена Зеэва Элькина, Юлия Эдельштейна, Арье Дери, бывшего председателя финансовой комиссии Кнессета Моше Гафни, экс-министра строительства Ариэля Атиаса и бывшего депутата Циона Финьяна.

И все бы хорошо, если бы не одно "но". За пару месяцев до этого, в аналогичных обстоятельствах, против другой партии - НДИ – юридический советник правительства принимает прямо противоположное решение. При этом, словно в насмешку, апеллируя к той же самой "этичности".

Только на этот раз логическая цепочка совершенно иная: нам говорят, что поскольку приближаются выборы, рядовой избиратель должен знать всю правду о своих представителях в Кнессете и скрывать неприятные факты аморально.

В результате одним махом срезается вся организационная верхушка НДИ, и происходит это на пике предвыборной кампании. Это все равно, что во время военных действий уничтожить высшее офицерское звено – боеспособность армии, даже самая лучшей, резко снижается.

Что для НДИ смерть – остальным в охотку

Попытка обезглавить высший эшелон НДИ – далеко не первая, и скорее всего не последния. На протяжении всей истории партии мы наблюдали усилия "нейтрализовать Либермана" правящей элитой – юридической, медийной и политической. При этом обратим внимание на три ключевых момента.

Во-первых, полицейские операции осуществлялись всегда в самый разгар выборов. Во-вторых, любое подозрение против того или иного активиста увязывается с партией в целом, хотя по отношению к другим политикам этот не практикуется. В-третьих, карательные меры против НДИ проводятся на фоне "режима наибольшего благоприятствования" для других партий.

Последняя история с "замораживанием дела" известных политиков из "Ликуда" и ШАС – только одно звено в этой цепи.

В декабре этого года раз подразделение по борьбе с коррупцией "Лахав-433" с подачи юрсоветника принимает решение "заморозить" дело Биньямина Бен-Элиэзера ("Авода"), который обвиняется в коррупции. Все обвинения налицо. В секретном сейфе ветерана "Аводы" обнаружены 600 тысяч долларов, следствию известно, что в прошлом он получал миллионные "подарки". Но по отношени к Бен-Элиезеру проявляется необычайная деликатность – в момент передачи дела в суд наш Корейко жалуется на скверное самочувствие, судебный процесс откладывается на неопределенный срок, очень быстро сходит с газетных полос и забывается.

И уже само собой разумеется - никто не называет это "делом "Аводы". Словно "Авода" – другая партия, а Фуад к ней никакого отношения не имеет. В конце января СМИ сообщают, что "рыльце в пушку" у Коби Кахлона, брата лидера партии "Кулану" Моше Кахлона. Он подозревается в мошенничестве, взяточничестве, протекционизме и т.п. Коби Кахлон, с одной стороны, начальник предвыборного штаба "Кулану" и заммэра Иерусалима, а с другой он, как выясняется, тесно связан с крупным подрядчиком Яиром Битоном, а тот, в свою очередь, фигурировал в деле оттечественного мафиози Ицхака Аберджиля. Более того, ему покровительствовал некий крупный полицейский чин, предположительно, генерал-майор.

Но полиция и весь Израиль к тому времени в шоке от сексуальных похождений бравых полицейских генералов - и дело это как-то незаметно исчезает из поля зрения общественности.
И так – раз за разом. То, что для НДИ смерть – для остальных "в охотку".

Два дела – два подхода

Не грех вернуться в недавнюю историю и вспомнить и "дело амутот" Эхуда Барака. Тем более, что лидер "Сионистского лагеря" Ицхак Герцог имел к нему самое что ни на есть непосредственное отношение, так как, по подозрению полиции, контролировал финансовые потоки, шедшие в бюджет "Аводы" из разных "амутот" на предвыборную кампанию Барака. Происходило это в 1999 году.

В том же 1999 году Авигдор Либерман объявляет о создании НДИ, после чего против него немедленно возбуждается дело. Генерал полиции Моше Мизрахи проводит незаконное прослушивание телефонных разговоров Либермана и сливает информацию журналисту Амнону Абрамовичу, а тот разносит эти слив по всей стране.

Дальше, что называется, почувствуйте разницу. "Дело амутот" очень быстро закрывают "за недостатком улик", а все требования повторного расследования отвергают. "Дело Либермана" продолжается 15 лет, обрастает бесчисленными спекуляциями, выливается в травлю лидера НДИ, и, в конечном счете, бесславно закрывается.

Незадолго до этого оскандалился МЕРЕЦ. Выяснилось, что ведущий активист и парламентарий от этой партии Деди Цукер в конце 90-х откровенно переводил общественные средства в собственную "амуту" – общественную организацию. Однако дело очень быстро было похоронено в потоке новостей, никто не называл эту историю "делом МЕРЕЦа" и тем более не упоминал ее в преддверии выборов. Хотя вина Цукера, в отличие, от Либермана, была полностью доказана.

В израильской политике все зависит не от того, что ты сделал, а от того, кто ты есть. Если ты – "свой", то можешь рассчитывать на понимание и снисхождение. Если из партии с русским акцентом - не надейся не снисхождение, "красные флажки" расставляются автоматически. Что позволено Юпитеру, как известно, не позволено быку. У нас это называется "демократией".

Александр Майстровой, 9tv.co.il

Подписаться на рассылку