fbpx
Авигдор Либерман: наши самые большие успехи - в человеческих отношениях

Авигдор Либерман: наши самые большие успехи - в человеческих отношениях

ЭХО ПЛАНЕТЫ   Глава МИДа Израиля Авигдор Либерман считает, что самые большие успехи в отношениях между Израилем и Россией достигнуты в народной дипломатии — в контактах между людьми и старыми друзьями. Израильский дипломат дал эксклюзивное интервью первому заместителю генерального директора ИТАР—ТАСС Михаилу Гусману специально для агентства и журнала «Эхо планеты». 

–Дипломатические отношения между Советским Союзом и Израилем были установлены буквально через несколько дней после того, как было провозглашено Государство Израиль. За эти годы всякое было между нами, но последние двадцать лет эти отношения развиваются по восходящей. Как вы в целом оцениваете их состояние?

— Наверное, сейчас — самый лучший период в российско-израильских отношениях. Даже в первый период, с 1948 по 1967 год, это были отношения достаточно напряжённые, когда мир чётко делился на социалистический лагерь, на империалистов, сионистов и прочих. Сегодня это всё отошло в прошлое, и наши отношения сейчас являются прежде всего искренними. Не то чтобы нет шероховатостей или не возникают какие-либо проблемы — всё это есть, и есть разные подходы и споры, есть недопонимание. Но если нужно в двух словах определить характер наших отношений, то это просто искренние отношения.

— В каких областях, вы считаете, есть наибольшие достижения? В культуре, в экономике, в совместных проектах по борьбе с терроризмом? То есть на каких направлениях потенциал сотрудничества наиболее востребован, а где надо ещё работать?

— Наверное, главная задача государств — не мешать нормальному развитию отношений. Поэтому самые лучшие достижения, самые большие успехи — в человеческих отношениях. Есть такой популярный термин «народная дипломатия», так вот именно эти отношения между людьми, старыми друзьями, родственниками очень важны. Мы в этом году достигли рекордных цифр: около 700 тысяч туристов приехали из России в Израиль и сотни тысяч израильтян посетили Россию. И самой главной загвоздкой в этом процессе была роль государства: визовый режим, бюрократия, предпочитающая перестраховываться.

Когда мы сделали самое главное, то есть отменили визовый режим, всё заработало. Так, наверное, и в других сферах. Главное, чтобы мы понимали, что правительство, государство, чиновничий аппарат являются помехой, и чем меньше они будут вмешиваться в этот процесс, тем эффективнее он будет развиваться.

— Более 30 лет назад великий русский поэт и бард Владимир Высоцкий пел, что в Израиле «на четверть бывший наш народ». С тех пор это количество даже больше стало. Какова роль русскоязычной общины в Израиле?

— Когда репатрианты уезжали из Советского Союза, в Израиле мало уделяли внимания тому, кто прибыл из Азербайджана, кто из Белоруссии, кто из Молдавии. И до сих пор вся эта община называется русскоязычной. Она, безусловно, внесла колоссальный вклад, принесла колоссальный успех и прогресс всему Израилю. Приехали очень образованные врачи, инженеры, экономисты, и их вклад в сегодняшнюю экономику, спорт, науку, искусство просто невозможно переоценить. Израиль это, наверное, единственная страна в мире за пределами СНГ, где министры в кулуарах спокойно разговаривают по-русски.

Мне кажется, что юбилей Пушкина в Израиле праздновали чуть ли не более пышно, чем даже в России. У нас проходят дни Хлебникова, футуристов, которых, наверное, сейчас мало кто помнит на территории бывшего Советского Союза. Эти связи исторически очень сильны. Наш национальный театр «Габима» был создан Вахтанговым ещё в 1920-е годы в Москве.

— Когда вы в 1978 году 20-летним юношей прибыли в Израиль, это была совершенно новая для вас страна, новая жизнь. Вы начали с самой простой работы и доросли до поста министра иностранных дел, лидера партии «Исраэль Бейтену» («Наш дом — Израиль»). Как такая головокружительная карьера возможна в Израиле?

— На второй день после приезда в Израиль я начал работать грузчиком в аэропорту. Действительно, это только показывает, насколько Израиль — страна неограниченных возможностей.

Я не знаю никакой современной страны, куда человек может приехать в возрасте 20 лет, без языка, без связей, без ничего, начать работать грузчиком в аэропорту и стать министром иностранных дел. Это говорит о том, что мы всё-таки создали атмосферу демократии, свободы личности и, главное, дали возможность любым талантам пробиться куда угодно, в любую сферу, вне связи с происхождением, с протекциями. Действительно, Израиль куда больше, чем США, — страна неограниченных возможностей.

— Когда вы создали в 1999 году партию «Исраэль Бейтену» («Наш дом — Израиль»), она сразу стала популярной. Сейчас она стала одной из самых влиятельных сил в стране. Это ведь не только влияние «русской улицы», но и индикатор того, что она заняла особое место в стране. Каков, так сказать, собирательный портрет сегодняшнего среднего русскоязычного израильтянина?

— Вы знаете, нет такого понятия, как средний израильтянин, поскольку израильтяне во многом индивидуалисты. Они впитали различные культуры, различную ментальность, поэтому представить средний образ просто невозможно.

Вместе с тем Израиль — это страна, где прежде всего культивируются таланты и где им дают возможность развиваться в любой области. Не случайно Израиль стал одной из самых передовых стран мира в области наукоёмкой промышленности. На самой большой бирже в мире, где представлены все эти предприятия, — бирже NASDAQ в Нью-Йорке израильских компаний и по количеству, и по объёму куда больше, чем российских, японских, немецких, английских или французских. И вместе с тем мы очень маленькая страна, семь с половиной миллиона человек. В Израиле очень развитая и очень стабильная банковская система.

Каждый год или через год мы видим израильтянина, который получает Нобелевскую премию по химии, физике, экономике, медицине. И я надеюсь, что все эти особенности Израиля будут сохранены. Невозможно говорить о чём-то среднем, можно говорить об очень сильных индивидуумах, которые вместе с тем нашли способ уживаться и все вместе работать ради одного дела.

— Нынешние «тектонические сдвиги» и в регионе, и в геополитическом плане, конечно, не могли не затронуть Израиль. Как развивается ситуация на тех направлениях, которые для Израиля, конечно же, важны, в тех странах, где произошли эти изменения: Израиль—Египет, Израиль—Турция, Израиль—Сирия? Как вы чувствуете себя сегодня в офисе министра иностранных дел с учётом тех событий, которые происходят вокруг вас?

— Во-первых, это интересно. Действительно, время очень бурное и регион очень бурный. Вместе с тем Израиль является островком стабильности. И самое главное, наверное, для нас то, что развенчан главный тезис, который всегда служил базой для всех обвинений в адрес Израиля. Десятки лет нам промывали мозги, и можно вспомнить ещё выступления Андрея Громыко и политиков следующих поколений о том, что израильско-палестинский конфликт является сердцем ближневосточного конфликта...

То, что сегодня происходит в арабском мире, то, что называют то ли «арабской весной», то ли «арабской зимой», сегодня всем ясно — никакого отношения к Израилю это не имеет. Все эти революции в Тунисе, в Ливии, в Египте, в Сирии не имеют никакого отношения к израильско-палестинскому конфликту. Они — продукт внутренних социальных процессов, продукт внутренних каких-то конфликтов. Именно Интернет, мир доступности показал, что Израиль никакого отношения к этому не имеет...

В чём основная проблема арабского мира? Отсутствует средний класс. Главным залогом стабильности в любом государстве является успешный самодостаточный средний класс. Например, Швейцария или скандинавские страны. Там нет такой разницы: с одной стороны нищета, а с другой — какие-то там эмиры или какие-то там «товарищи», которые эксплуатируют нефтяные и газовые ресурсы и прожигают деньги в казино в Монако или Лас-Вегасе. Вот эта разница и была главным фактором, который привёл к этому «землетрясению» в арабском мире.

В Израиле очень сильный и очень успешный средний класс, поэтому мы остаёмся островком стабильности и демократии. И пока они не поймут, что нужно развивать средний класс, будет или светская диктатура, или, как реакция на неё, радикальный ислам. То, что мы видим сейчас в арабском мире, это реакция на светские диктатуры — радикальный ислам. Ни те, ни другие не занимаются развитием среднего класса, подъёмом его уровня жизни, его образованием. И это чревато не только для Израиля.

Нужно понять, что последствия всего этого куда более серьёзные. Это основная угроза стабильности во всём мире. Посмотрите, как сегодня промывают мозги на Кавказе! Даже эти понятия — все эти боевики, все эти самоубийцы — привнесены в сегодняшнюю Россию отсюда, с Ближнего Востока. Поэтому я думаю, что всем здравомыслящим людям понятно, что сегодня есть единый фронт во всём мире. То есть с одной стороны есть разумные здравомыслящие люди, а с другой стороны — радикалы. И весь свободный мир должен немножко приподняться и даже проявить готовность пожертвовать какими-то экономическими интересами, какими-то выгодами, чтобы остановить это очень опасное явление.

— Недавно премьер-министр Нетаньяху сказал, что он предложит вам на выбор три портфеля: министра обороны, министра финансов или министра иностранных дел. Можете ли вы сказать о своих предпочтениях и на чём они основаны?

— Я склоняюсь к тому, чтобы остаться в этом офисе — министра иностранных дел. Я действительно думаю, что, с одной стороны, многое сделано, но многое ещё не успел сделать. И будем уже во второй срок добивать все те вещи, те планы, которые наметили, которые собирались сделать. Мы никуда не торопимся, но и никуда не опаздываем. Всегда нужно выбирать правильный момент.

— В последнее время, наверное, благодаря прежде всего вам, в дипломатической службе Израиля появилось много русскоязычных израильтян. Посол в России, посол в Белоруссии. Можно ли говорить о том, что ваша интеграция с партией «Ликуд» приведёт к увеличению влияния русскоязычных израильтян?

— Да, безусловно. У нас есть ещё русскоязычные послы в Киеве и Астане. И одним из наших обещаний избирателям было пробить «стеклянный потолок», то есть подниматься на какие-то новые уровни государственного управления, где раньше русскоязычного присутствия никогда не было. И чем сильнее мы будем, тем легче и успешнее мы будем пробивать тот самый «стеклянный потолок». 

Всё идёт к коалиции 

Партии «Ликуд» и «Исраэль Бейтену», которые возглавляют премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и глава МИДа страны Авигдор Либерман соответственно, выступят единым списком на предстоящих выборах в Кнессет. На специальной пресс-конференции оба политика подчеркнули, что речь идёт лишь о совместном участии в предвыборной кампании, а не о полном объединении партий. При этом они не исключили, что объединённый список может послужить основой будущей парламентской коалиции. По мнению политологов, блоку правых партий практически обеспечена победа на досрочных выборах в израильский парламент, которые намечено провести 22 января 2013 года. Как считает Авигдор Либерман, за объединённый список проголосуют более 80 процентов русскоязычных избирателей.

Подписаться на рассылку